среда, 24 октября 2012 г.

Книги и погода...

Зима пришла быстро, без всякого промедления. Еще позавчера можно было себе позволить надеть все, что нравится, не опасаясь застыть где-нибудь посреди улицы от холода. Сегодня же прежде, чем выйти на улицу, я три раза выглядывала в окно, чтобы понять, насколько там холодно. Там ОЧЕНЬ холодно, можно прятать туфли и доставать зимние вещи. Не люблю зиму. Зимой я похожа на капусту, 

Кстати, не подумайте, что я завершила свою серию рассказов с летними фотографиями... Нет, нет, нет, и новая порция уже на подходе, но эта погода просто сводит меня с ума и не оставляет ничего, кроме желания почитать дома в тепле с горячим чаем в руках. Жаль, пока мне это не удается... Будем ждать выходных...

Кстати, о книгах. Буквально сегодня ночью я (наконец-то) дочитала книгу, которую "мучала" уже месяц, читая по 10 страничек перед сном. Так вот, что я хочу сказать, не могу понять я этого Фицджеральда. Вернее, все проще простого, но нет такого интереса. о котором все с упоением говорят. Ни первая моя попытка, ни эта не увенчались успехом. Конечно, я их дочитала, и иногда мне даже было интересно, но не захватывают они меня. В его книгах есть смысл, достаточно глубокий смысл и многие ситуация можно легко сопоставить с сегодняшним днем. Но... что-то мне мешает записать эти книги в список своих любимых. 

Книга, которую я закончила читать вчера, носит название "Прекрасные и проклятые". В ней идет речь о прекрасной паре и всех невзгодах и радостях, которые выпали на их долю. Хочу привести 2 отрывка, наиболее понравившихся мне.

"В Раю (сцена из прошлого)
... 
Красота. А кем я буду? Ты мне скажешь?
Голос. Сначала было задумано, что в этот раз ты явишься актрисой кино, но, в конце концов, от этого пришлось отказаться. В течение этих пятнадцати лет ты будешь скрываться под обличьем так называемой "светской девушки"
Красота. А что это такое?
Голос. Ну, это что-то вроде фальшивой аристократки.
....
Красота. А платить мне будут?
Голос. Да, как обычно - любовью."

Второй отрывок расскажет о том, как делят люди других, в зависимости от того, кто они.
"... как-то пришло в голову, что представители всех четко обозначенных общественных прослоек - например, военные - делили человечество на два сорта: своих и чужих. Для священников люди делятся на духовенство и мирян, для католика существуют прежде всего католики и не-католики, для негра мир делится на черных и белых, для заключенного - на на тех, кто сидит в тюрьме и тех, кто гуляет по воле, а для больного все люди либо больны, либо здоровы..."

Ну, вот и все, что касается книг и погоды...

И, кстати, совсем недавно было тепло и ничего не предвещало беды...)

Комментариев нет:

Отправить комментарий